Годовой оборот теневого сегмента рынка люксовых товаров достиг 280 млрд руб.

Рынок поддельного люкса превысил по обороту легальный

Рынок поддельного люкса превысил по обороту легальный

Годовой оборот теневого сегмента рынка люксовых товаров достиг 280 млрд руб., в то время как легальный сегмент оценивается примерно в 250 млрд руб., подсчитали в Brandmonitor. В условиях продолжающегося падения доходов населения продажи реплик модных брендов в высоком ценовом сегменте будут только расти, причем продавцы подделок мигрируют в онлайн.

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ  

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

Исследование рынка реплик люксовых модных брендов в fashion-ритейле предоставила "Ъ” подготовившая его компания Brandmonitor (специализируется на защите интеллектуальной собственности и борьбе с контрафактом). До этого подобных исследований не было. По подсчетам Brandmonitor, объем продаж реплик люксовых модных брендов достигает 280 млрд руб. в год. Основными каналами сбыта с долями 40% и 30% соответственно выступают торгцентры и вещевые рынки. На онлайн-торговлю контрафактным люксом приходится около 84 млрд руб., из них 25 млрд руб.— это продажи через социальные сети и маркетплейсы, говорится в исследовании. Чаще всего покупатели приобретают поддельные футболки, кроссовки, джинсы и сумки.

 

По оценкам Fashion Consulting Group (FCG), в 2018 году продажи люксовых модных брендов в России выросли на 5%, до 248 млрд руб. Таким образом, объем торговли контрафактным люксом может превышать оборот легального сегмента рынка почти на 13%. В мировой индустрии одежды и обуви на долю копий и реплик приходится 30–35% всех продаж, проблема стоит остро не только в России, говорит гендиректор FCG Анна Лебсак-Клейманс. Общий объем российского рынка одежды, обуви и аксессуаров FCG оценивает в 2,36 трлн руб.

 

По словам исполнительного директора «Русбренда» Алексея Поповичева, владельцы магазинов люксовых брендов вряд ли сталкиваются с проблемой контрафакта.

Их аудитории никак не пересекаются: у премиум-марок есть устоявшаяся доля платежеспособных покупателей, а копии зачастую приобретаются от случая к случаю покупателями, которые не являются целевой аудиторией для ритейлеров дорогих брендов, рассуждает он. Но, добавляет господин Поповичев, владельцы люксовых марок все равно борются с контрафактом, чтобы сохранить ценность бренда. В ЦУМе, крупнейшей в Москве площадке по продаже люкса, отказались от комментариев. Опрошенные "Ъ” российские представительства модных брендов, включая Louis Vuitton и Chanel, не смогли оперативно ответить на вопросы.

Управляющий партнер «Ванчугов и партнеры» Алексей Ванчугов отмечает, что раньше продавцы копий брендов размещались в основном на вещевых рынках и ярмарках. Но сейчас ситуация изменилась: в Москве количество таких рынков несколько сократилось, и торговцы контрафактом мигрировали, например, в небольшие торгцентры близлежащих к столице подмосковных городов. Это связано с тем, что сейчас в таких объектах довольно выгодные ставки аренды, отмечает господин Ванчугов. Между тем опрошенные "Ъ” управляющие торгцентрами не исключили, что подделки люксовых товаров могут продаваться и в крупных торгцентрах Москвы. Но такую продукцию можно обнаружить не у крупных ритейлеров, а у продавцов, которые арендуют площади в торгцентре в формате островной торговли. «Это, как правило, индивидуальные предприниматели, которые не всегда могут подтвердить подлинность своих товаров»,— поясняет один из собеседников "Ъ”.

В Brandmonitor ожидают, что торговля контрафактным люксом будет расти и при этом смещаться в онлайн. Логистика активно развивается, становится больше способов доставки товаров — распространение контрафакта в таких условиях сложнее контролировать, отмечают там. При этом, указывают в компании, вырастет доля продаж через соцсети и мессенджеры. Глава Ассоциации компаний интернет-торговли Артем Соколов отмечает, что в интернете найти продавцов контрафакта проще: достаточно провести мониторинг онлайн-ресурсов по ключевым запросам. В рознице же требуется вовлечение правоохранительных структур: если ущерб в конкретном случае не превышает 1 млн руб., проблемой могут вообще не заниматься, рассуждает он.

Как отмечает Анна Лебсак-Клейманс, продолжающееся сокращение уровня доходов населения смещает потребительский спрос в сторону поиска возможности сэкономить, в том числе за счет покупки контрафактной продукции. Говорить об исчезновении торговли контрафактом в таких условиях пока не приходится, соглашается Алексей Ванчугов. По данным Росстата, за первый квартал 2019 года реальные доходы россиян снизились на 2,3% год к году.

Источник
Нравится
Не нравится
11:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Авторизация