Кто зарабатывает на законе яровой, прослушка за гражданами россии, как зарабатывают на законе яровой, На фоне вступления в силу «закона Яровой» холдинг «Цитадель», связанный с Алишером Усмановым, занял от 60 до 80% рынка

Производители прослушки раскрыли свои доходы от «закона Яровой»

Производители прослушки раскрыли свои доходы от «закона Яровой»

На фоне вступления в силу «закона Яровой» холдинг «Цитадель», связанный с Алишером Усмановым, занял от 60 до 80% рынка прослушки, поглотив четырех конкурентов. Выручка входящего в «Цитадель» «МФИ Софт» в 2018 году утроилась

 

Фото: Sebastian Gollnow / DPA / ТАСС

В 2018 году вступили в силу положения так называемого закона Яровой, значительно увеличившие объемы информации, которую операторы связи и интернет-провайдеры должны хранить и предоставлять по требованию правоохранительных органов. ФСБ и другие спецслужбы для получения доступа к звонкам, интернет-трафику и другим данным абонентов связи и пользователей интернета используют комплекс технических средств под названием «системы оперативно-разыскных мероприятий» (СОРМ).

Производство СОРМ под «закон Яровой» возьмут на себя компании «Норси-Транс», «Специальные технологии» и компании, входящие в группу «Цитадель», сообщал занимавший на тот момент должность директора департамента регулирования радиочастот и сетей связи Минкомсвязи Александр Понькин в ответе на обращение Ассоциации операторов телефонной связи (копия письма есть у РБК).

Сколько заработали производители прослушки

Зарегистрированные в Москве и Нижнем Новгороде два одноименных юрлица — ООО «МФИ Софт», — управляющие компанией по разработке СОРМ, за 2018 год увеличили выручку почти в три раза — с 3,5 млрд до 10,3 млрд руб., указано в данных финансовой отчетности по РСБУ, опубликованных в СПАРК. Чистая прибыль этих юридических лиц за прошедший год увеличилась на 298%, суммарно составив 2,07 млрд руб. «МФИ Софт» входит в группу компаний «Цитадель», которая, в свою очередь, входит в «ИКС Холдинг» Антона Черепенникова — партнера миллиардера Алишера Усманова. Группа была сформирована в 2016–2018 годах путем покупки «МФИ Софт» и еще трех производителей СОРМ («Малвин Системс», «Техаргос» и «Сигнатек»), а также присоединения производителя СОРМ «Основа Лаб», который на тот момент уже принадлежал Черепенникову.

Выручка ООО «Малвин Системс» по итогам прошлого года увеличилась на 107%, до 1,7 млрд руб., «Сигнатек» — на 67%, до 740,8 млн руб., а у ООО «Основа Лаб» — на 24%, до 996,6 млн руб. Финансовые показатели ООО «Техаргос» за 2018 год не раскрывались.

Читайте также: Аналитики предсказали переход «Яндекса» государству

Еще один крупный производитель СОРМ — компания «Норси-Транс» — официально не раскрывает финансовые показатели. Как сообщил РБК гендиректор и акционер этой компании Сергей Овчинников, выручка «Норси-Транс» в 2018 году составила 2,7 млрд руб., увеличившись на 50% в сравнении с 2017 годом. Аналогичную динамику, по его словам, показала и чистая прибыль.

И только выручка ООО «Специальные технологии», также занимающегося поставками СОРМ, в 2018 году снизилась на 11%, до 1,8 млрд руб.

Представитель ГК «Цитадель» Юлия Остроухова отказалась от комментариев. Связаться с представителем «Специальных технологий» не удалось.

Почему растут доходы

С 1 июня 2018 года операторы связи обязаны сохранять записи всех звонков и СМС абонентов на срок до шести месяцев, а с 1 октября — в течение 30 дней хранить весь интернет-трафик, ежегодно увеличивая емкость хранилищ на 15%.

Устанавливать СОРМ по закону должны все компании, получившие у Роскомнадзора лицензию на деятельность в области связи. Причем они должны делать это за свой счет. Так, крупнейший мобильный оператор МТС оценивал свои расходы на реализацию положений «закона Яровой» до 2023 года в 50 млрд руб. Затраты «МегаФона» на тот же период составят 40 млрд руб., а «ВымпелКома» (бренд «Билайн») — 45 млрд руб., официально сообщали компании. При этом операторы пока не выполняют требования «закона Яровой» в полном объеме, утверждают два собеседника РБК в крупных операторах связи. После вступления документа в силу, по их словам, все компании подписали с ФСБ индивидуальные «планы мероприятий», согласно которым и должны в ближайшие годы устанавливать оборудование для реализации положений закона.

«Влияние «закона Яровой» на финансовые показатели есть, но это не единственная точка роста. Мы модернизируем ранее установленные комплексы СОРМ, работаем над новыми технологическими решениями, в частности, в сфере информационной безопасности», — говорит Сергей Овчинников. По его оценке, в сегменте СОРМ сейчас остались два ключевых игрока — «Норси-Транс», примерно с 40% рынка, и группа «Цитадель», у которой около 60%, в то время как «Специальные технологии» стремительно теряют свою долю.

Представитель «ВымпелКома» Анна Айбашева сообщила, что оператор находится «в активной фазе» реализации проекта по «пакету Яровой». Представители «Ростелекома», «МегаФона» и МТС не прокомментировали, на каком этапе находится реализация положений закона и в каких регионах он уже работает в полную силу. Кто ключевой игрок рынка

Читайте также: Правительство внесло законопроект о «едином информационном ресурсе» с данными о россиянах

Гендиректор Института исследований интернета Карен Казарян говорит, что официальных оценок рынка СОРМ не существует, но по примерным подсчетам доля «Цитадели» на нем близится к 80%, а остальное приходится на «Норси-Транс». «Формально здесь есть предмет для интереса со стороны ФАС, и если кто-то из операторов связи или конкурент подаст жалобу, то ведомство может инициировать проверку на предмет того, не нарушает ли сложившаяся ситуация антимонопольное законодательство. На деле я очень сомневаюсь, что кто-то решится пожаловаться в ФАС», — полагает Казарян.

«Цитадель» скупала СОРМ-компании в 2016–2018 годах, когда президент России уже подписал «закон Яровой». В базе решений на сайте Федеральной антимонопольной службы (ФАС) одобренных ходатайств на сделки по покупке «Цитаделью» четырех СОРМ-компаний нет.

Партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров говорит, что согласие ФАС на совершение сделки нужно получать, если стоимость активов компании-покупателя превышает 7 млрд руб. или ее выручка за последний год была более 10 млрд руб., а балансовая стоимость активов приобретаемой компании превышает 400 млн руб. «Кроме того, имеет значение положение на рынке: ФАС контролирует любые монополистические субъекты, которые занимают более 50% рынка. Иногда в антимонопольном регулировании возникают сложности в связи с тем, что очень сложно очертить границы рынка. В частности, системы оперативно-разыскных мероприятий, устанавливаемые на сетях операторов связи, могут считаться частью телекоммуникационного оборудования. В любом случае, если холдинг купил ряд компаний и в результате стал контролировать более 60% рынка, то ФАС при получении жалобы может проверить, не ведет ли экономическая концентрация в данном случае к нарушению конкуренции», — говорит Александров.

Карен Казарян согласен, что в нынешней ситуации, может быть, трудно определить, что такое рынок СОРМ. «Есть ряд мелких компаний, которые, например, занимаются только разработкой СОРМ-1 (хранение звонков) или только СОРМ-2 (хранение интернет-трафика) и поэтому не участвуют в реализации «закона Яровой», занимают крошечную долю рынка. Но они все равно существуют и поэтому могут создавать видимость конкуренции. Кроме того, СОРМ — это то, что у нас относят к сфере обеспечения национальной безопасности, подобным компаниям могут делать некоторые послабления», — отметил он.

Представитель ФАС не ответил на вопрос РБК на момент публикации.

Источник
Нравится
Не нравится
10:50
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Авторизация